Вудман Мэрион «Опустошенный жених. Женская маскулинность»

Характеристика книги

Название: Опустошенный жених. Женская маскулинность.

Оригинальное название: The Ravaged Bridegroom: Masculinity in Women.

Автор: Мэрион Вудман.

Перевод: В. Белопольский, Валерий Мершавка.

Издательство: «Когито-Центр».

Серия: «Юнгианская психология».

Год издания: 2010.

Страницы: 320.

Язык: русский.

ISBN: 978-5-89353-183-1, 0-919123-42-2; 2010 г.

Переплёт: мягкий.

Иллюстрации: Нет.

Краткое содержание
Мэрион Вудман

Мэрион Вудман

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

ВВЕДЕНИЕ

  1. ПОКОНЧИТЬ С ДРАКОНОМ — ЭТО ПРИНЕСТИ ЖЕРТВУ ИЛИ СОВЕРШИТЬ УБИЙСТВО?
  • Убийство дракона, сотворение души и метафора
  1. ВОЛШЕБНИКИ, ТРИКСТЕРЫ И КЛОУНЫ: ПРОЯВЛЕНИЕ МАСКУЛИННОСТИ В ЗАВИСИМОСТЯХ И ПРИСТРАСТИЯХ
  • Мысли на кухне
  1. МАТЬ-ПАТРИАРХ
  • Моя внутренняя мать-патриарх
  1. ЛЮБЕЗНЫЙ, ПОЗОЛОТИШЬ РУЧКУ?
  • 4 июня 1989 г.
  • Мысли в спальне
  1. КАЛЕКИ, МЯТЕЖНИКИ И ПРЕСТУПНИКИ
  • Мятежные мысли
  1. НЕВЕСТА
  • Младенческие мысли
  • Мысли девственницы
  1. ЖЕНИХ
О книге и авторе от издателя
The Ravaged Bridegroom: Masculinity in Women

The Ravaged Bridegroom: Masculinity in Women

В книге «Опустошенный жених» Марион Вудман предлагает свой взгляд на духовное развитие современной женщины. Радикально изменяя представление о внутренней маскулинности как у мужчин, так и у женщин, книга намечает дорогу к более зрелым отношениям между ними.

Опустошенный жених открывает основу для исследований психологического воздействия патриархальности. В этой книге автор продолжает переосмысление женственности. При этом внимание читателя акцентируется на множестве путей, в которых перспектива развития женщины может быть подорвана искалеченными отношениями с внутренней маскулинностью, лишая её духовности и способности отстаивать истину. Такой разрыв внутреннего брака приводит к истощению внешних отношений и — как следствие — к разводу. Однако Мэрион Вудман дает и надежду — снимая завесу с творческого потенциала, характерного для отношений, ожививших маскулинную составляющую психики. Как и в своих предшествующих книгах, для демонстрации исцеляющей динамики бессознательного она использует яркие образы, взятые из литературы, поэзии, сновидений и личных переживаний. Вместе с тем она дает представление о приземленном видении интегрированной внутренней маскулинности — истинного жениха, которое существенно выходит за границы обыденных понятий мужчины и женщины. В книге говорится о нашей жажде целостности, достижимой не на одном, а на многих уровнях; автор обращается не только к нашему интеллекту, но и к нашим чувствам. Радикально изменяя представление о внутренней маскулинности и у мужчин, и у женщин, книга позволяет найти основание не только для более зрелых человеческих отношений, но и для гармоничного отношения к природе. 

Мэрион Вудман — практикующий психоаналитик юнгианского направления (классическая школа). В книге самым тщательным образом исследуется соотношение мужского и женского в современном обществе и в индивидуальной психике. «Не становится ли битва между полами все более и более суровой? Как патриархальность может влиять на психологическую дистанцию? Почему пропадают зря наши усилия перекинуть мост через эту пропасть?» — вот лишь некоторые темы «Опустошенного жениха». Характерно, что через всю книгу проходит двойственное понимание мужского, на котором настаивает автор. Маскулинность — это здоровое начало не только в мужской, но и в женской психике. А вот патриархальность — нечто совсем другое. Это претензия на власть над женским, мужские попытки его порабощения (в себе и в собственно женщине) и даже разрушения. Именно в этом контексте последовательница Юнга интерпретирует архаические солярные мифы, где герой убивает дракона (или змею). Дракон здесь, понятно, — символ женственности в чистом виде, а герой — мужчина-завоеватель. Автор утверждает, что время этого мифа давно прошло — мы живем уже в другом символическом пространстве, которое ближе к творчеству поэтов-романтиков с их воспеванием самоценности женского во всей его несводимости к мужскому. Любить Другого (например, мужчину) — это прежде всего значит любить другого в себе. И поэтому женщина не должна вытеснять свои маскулинные черты, равно как и мужчина может более свободно и плюрально относиться к женскому в себе.

Вообще же типичному представителю юнгианской школы Мэрион Вудман не откажешь в широкой гуманитарной эрудиции: книга пестрит цитатами из Рильке, Гете, Блейка и любимца автора Джона Китса.

Цитата из книги

«Я рад предложить вниманию читателя очередную книгу действующего юнгианского ана-литика Мэрион Вудман (изданную Центром изучения Юнгианской Психологии Inner City Books). Книга весьма полезная, ибо в ней автор подробно разбирает несколько интерес-ных клинических случаев из собственной практики. Можно с уверенностью сказать, что ее основной темой является женская психология. Однако, по утверждению автора, «пси-хология не может быть ни женской, ни мужской — только той и другой одновременно». На мой взгляд, это вопрос дискуссионный, ибо до сих пор никто наглядно не доказал от-сутствия в психологии половой идентичности. Но даже если бы так оно и было, как тогда согласовать ее отсутствие с физиологией пола, с представлением человека о своем теле, во многом формирующим и изменяющим его психологию?

Итак, вы все же читаете книгу о женской психологии. При этом на протяжении всей книги автор оперирует понятиями «маскулиинность» и «женственность», подвергая психологическому анализу и каждую из этих составляющих в отдельности, и взаимодействие их между собой. Этот «юнгианский» подход имеет ничуть не меньше права на существование, чем, например, теория «объектных отношений». При этом необходимо отметить, что юнгианские психологи, совершенно не отрицая объектных отношений и даже изящно встраивая эту модель в свою практическую работу, выходят далеко за ее рамки. Говоря упрощенно, юнгианская психология имеет дело с объектными отношениями как на индивидуальном уровне (то есть на уровне комплексов), так и уровне коллективном (то есть на уровне архетипов, а значит, учитывая влияние мифологии, религии и культуры). Нет никаких сомнений, что тогда эти «объектные отношения» становятся значительно более многомерными. Насколько такое расширенное (или углубленное) понимание психики полезно для лечения конкретной невротической личности — вопрос опять же дискуссионный. Но, устраивал такую дискуссию, было бы полезно рассмотреть эффективность и других, так называемых терапевтических подходов, например бихевиоризма или, хуже того, «гуманистической психологии» (будто вся остальная психология негуманистическая). Я уже не говорю о выхолощенных советских теориях, выдуманных на потребу коммунистической идеологии, как, например, «теория деятельности». То есть последователи этой теории думали о том, как делать, пока мировая психология делала и осмысливала, что делается. Одним из печальных последствий практического применения этой теории оказался вакуум, образовавшийся на месте психотерапии и других направлений практической психологии, где надо знать дело, а не «теорию деятельности».

Однако в развитии отечественной психологии существует и другая сторона. Если «рань-ше» многие психологи были правоверными «учеными», то «здесь и теперь» они стали отъявленными «гуманистами», «психоаналитиками», «гештальтистами», «юнгианцами» и т.п. То есть речь идет о бессознательном, конъюнктурном, а то и вовсе случайном выборе того или иного направления. Маятник психологической моды (или конъюнктуры) качнулся «на запад» и потащил за собой значительную массу советской психологии. Но прошло время и, судя по всему, маятник дошел до своего крайнего «западного» положения и теперь возвращается обратно. А это значит, что психотерапия перестает быть модной. И слава богу. Клиента (или пациента) не интересует, кто избавит его от невроза: «гештальтист» или «гуманист». Главное, чтобы помог. А потому в психотерапии путем естественного отбора останутся те, кто способен работать: работать, в первую очередь, самостоятельно и над собой. История не оставила нам иного выбора. Либо мы переосмыслим все, что сделано без нас, и с этого момента пойдем дальше (то есть будем «развиваться»; это слово любят произносить все психологи), либо будем продолжать заниматься игрой в понятия. Понятия могут остаться прежними (например, «ориентировочные основы деятельности», или «гуманистическая психотерапия», или «взрослый, родитель, ребенок») или измениться (например, на «перенос и контрперенос», «аниму и анимус», «фигуру и фон» и т.п.). Иными словами, либо современные практикующие психологи и психиатры смогут понять основные психофизиологические механизмы и помогать людям, либо это сделают психиатры и психологи следующего поколения, не отягощенные «теориями» деятельности. Людям нужна реальная помощь или конкретнее — результат».

Заказать эту книгу можно в книжной лавке.

12.02.2016 года.

Все права защищены © 2012-2016 Семёнова Л. Ф.

Авторские права защищены. При копировании страниц, указывать автора и писать ссылку на сайт: https://psyfactor-self.ru/.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflakeWordpress snowstorm powered by nksnow