Психологические защиты (часть 7). Ретрофлексия (часть 2)

Если рассматривать цикл контакта, то ретрофлексия чаще всего – это именно психологическая защита, нежели сопротивление. Почему? Да потому, что человек – мыслящее существо. А все мыслительные процессы, построенные на использовании разговора с самим собой, происходят в обязательном порядке при некоторой изоляции – прерывании своего контакта с окружающим миром. И этот механизм прерывания в данном контексте – просто подарок небес. Но он может быть использован как во благо, так и во вред самому человеку. Это прямо как в пословице: «Заставь дурака Богу молиться – он и лоб пробьет!» Так и здесь, если человек застревает в своей изоляции, прерывая контакт с внешним миром, переставая двигаться в сторону удовлетворения своих потребностей, прекращая искать новые способы для этого удовлетворения, как будто теряя даже способность как-либо самостоятельно контролировать этот процесс, то есть либо зацикливаясь на своем застревании, то ли лишая этот процесс своей движущей энергии, оставляя лишь пустые слова, за которыми уже нет ни человека, ни его связи со своей потребностью. И такое поведение способно стать основным паттерном поведения для кого-то.

Что чувствуют люди, находящиеся рядом с таким человеком? Его родные, близкие, начальники и подчиненные, и прочие, находящиеся с ним в контакте? Это очень становится понятным во время групповой терапии. Что обычно демонстрирует ретрофлексивный участник группы? Если говорить о вербальных сообщениях, то:

  1. Он обычно жалуется на то, что никак не может реализовать какое-то очень важное для него намерение. Ну, просто никак, зачастую – это происходит из группы в группу, каждую встречу.
  2. Он может жаловаться на некоторые телесные симптомы типа болей или напряжений, которые возникают в определенных характерных участках тела и имеющих вполне обозримую связь со внешними эмоционально-напряженными событиями его жизни.
  3. Он приходит с жалобами на конкретное психосоматическое заболевание (например, гипертонию, бронхиальную астму, ревматоидный артрит, язвенную болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, нейродермит, тиреотоксикоз, неспецифический язвенный колит).
  4. Он может жаловаться на череду каких-то неприятностей в жизни, странных ситуаций типа постоянных поломок своего авто или компьютера, повторяющихся ДТП, взрывающихся свето- и тепло-приборов, краж или потерь имущества и пр., происходящих в последнее время с завидным постоянством.

83.2Если же обратить внимание на его невербальные сигналы, то здесь речь может идти о:

  1. Странных или скажем так явно неудобных позах, обычно заметных для окружающих, все они четко и ясно дают понять, что нечто психическое остановленное превращается в мышечные зажимы, блоки, создавая специфические напряжения и принося довольно ощутимые болевые ощущения.
  2. Специфические гримасы типа сжатых до боли челюстей.
  3. Приостановленные или прерванные действия, которые начинались, например, как сжатие кулаков или заламывание пальцев рук, закусывание губ и т.п.
  4. Частые глотательные движения, дрожания подбородка, прикрывание рукой глаз или рта во время явного всплытия какого-то интроективного материала (здесь речь о попытке буквально титаническими усилиями удержать слезы или же рвоту).
  5. Специфические нарушения дыхания (такие как приостановка, поверхностность или неровность) как правило, во время переживания тревоги.
  6. Произвольное, как правило, бессознательное телесное раскачивание, заламывание рук, поглаживание или постукивание себя или другие специфические повторяющиеся жесты или движения, направленные на себя.
  7. Двойные послания, когда на словах, к примеру, высказывается тирада о любви, а руки при этом словно живут своей отдельной жизнью и сжимаются в кулаки.

Ещё можно сказать, что сама речь ретрофлексивного участника психотерапевтического процесса более чем специфична. Это выражается, например, в достаточно холодных, как бы отстраненных монотонных рассказах о более чем травматических или драматических событиях своей жизни. У других участников процесса (терапевта или группы) это может вызвать реакцию скуки, раздражения и других агрессивных реакций вплоть до зевания или полного засыпания практически всех вокруг такого человека. Иногда такой человек может начать воспроизводить для других свой внутренний диалог, например «с одной стороны …., с другой стороны …, да … но» и ещё много фраз типа «стыжусь, виновачусь» и т.п.

При работе с ретрофлексией в личной или групповой психотерапии важно тщательно её раскрыть. Что здесь имеется в виду? Более всего, ответственность терапевта за создание условий своему клиенту в которых подавляемый материал, наконец, зазвучал и получил возможность стать осознанным и присвоенным, а не отщепленным клиентом. А ещё важно, чтобы терапевт помог клиенту осознать весь спектр чувств, которые клиент рационализирует или тщательно скрывает, пытаясь отвлечь от них внимание собеседника. Всегда важно прийти к пониманию, что ретрофлексия дает клиенту и от чего она его избавляет. От неё не нужно тотально избавляться, её важно научиться использовать вполне осознанно и по собственному выбору.

Если рассказывать о моем клиентском опыте во время прохождения психотерапии, то могу сказать, что до недавнего времени я была просто-таки мастером ретрофлексии. Я удерживала такое колоссальное количество агрессии, что рядом буквально постоянно возникали какие-то чрезвычайные ситуации. Когда работала в своей терапевтической группе тему ретрофлексии агрессии, то однажды группу едва не разорвало от ярости, много раз люди вокруг меня буквально засыпали мёртвым сном. Многим людям в жизни я старалась дать то, в чём очень нуждалась сама. Но до психотерапии я этого не осознавала. Вообще я долго была очень хорошей девочкой, а поэтому мне много чего было нельзя или некрасиво. Слава Богу, что сегодня я могу себе позволить просто быть живой, вместо того, чтобы быть правильной. И ещё хочу сказать, что любые отношения между людьми только выигрывают, если ретрофлексии поменьше, а контакта искреннего побольше. В настоящих отношениях есть место и для близости, и для внимания, и для любви, и для агрессии. Мы ведь не Боги, а просто люди. Мы любим и ненавидим, смеемся и плачем, ревнуем, завидуем, заботимся, мечтаем, ошибаемся и т.д. и т.п. И, Слава Богу, что мы такие, как есть.

С уважением, Лилия Семёнова.

17.06.2014 года.

Все права защищены © 2011-2015 Семёнова Л. Ф.

Авторские права защищены. При копировании страниц, указывать автора и писать ссылку на сайт: https://psyfactor-self.ru/.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflakeWordpress snowstorm powered by nksnow